Мой профиль | Регистрация | Вход Счастливые родители -
счастливый ребёнок
!

Детство вместе





Поиск по сайту
Форма входа
Логин:
Пароль:

СКАЗКИ
Народные сказки
Русские сказочники
Мировые сказочники
Современные авторские сказки
Для детей
Книги
О сайте
Стихи и сказки для детей
Неприятность эту мы переживем! (из м/ф "Лето кота Леопольда")
(
Детские песенки)
Первоклассница
(
Агния Барто)
Спи, дитя моё, усни! Сладкий сон к себе мани… (А. Майков)
(
Колыбельные)
Лев и собачка
(
Сказки Л.Н. Толстого)
Месяц взошел
(
Колыбельные)
Шемякин суд
(
Русские народные сказки)
Мишка
(
Агния Барто)
Первоклашка (из к/ф "Утро без отметок")
(
Детские песенки)
Пётр 1 и мужик
(
Русские народные сказки)
Мама
(
Агния Барто)
Барин-слуга
(
Русские народные сказки)
Сказка про Солнечных людей
(
Сказки Ладолеи (Екатерина Бобровская))
Если рядом с тобой друг (из мультфильма "Однажды утром")
(
Детские песенки)
Колыбельная (для маленького брата) (Саша Черный)
(
Колыбельные)
Я лежу болею
(
Агния Барто)
Яндекс.Метрика

Статьи

Главная » Сказки для детей » Рассказы и сказки Новой цивилизации. Александр Бородай

Волшебница
Даша всегда жила в этом городе. Она любила его всей душой. Эти старинные улицы и современные автострады, деревянные дома и высотные многоэтажки.
Как все было здорово. Это был чудесный мир, счастливая и радостная жизнь.
Даша помнила это всепоглощающее чувство любви, исходящее от родителей. Они всегда были втроем. Отец, большой и сильный, как медведь, подвижная и веселая мама и она, рассудительная и лукавая Даша.
Она любила просыпаться по утрам и бежать в комнату родителей. Даша забиралась на кровать, укладывалась между ними и, обняв руками обоих, сладко засыпала.
Родители никогда на нее не кричали. Ее вообще не ругали. Папа часто говорил:
− Знаешь, Дашка, даже если завтра по твоей вине погибнет вся планета Земля, я не перестану тебя любить. Ты ничего не можешь сделать, чтобы моя любовь стала меньше.
Когда Даша была маленькой и ей не хотелось засыпать, она просила папу посидеть на ее кровати. Когда папа присаживался к ней, она, пряча лукавую улыбку, говорила:
− Я люблю тебя, папочка. Моя любовь большая, как дом.
– А моя любовь большая, как вся наша Земля, – улыбаясь, отвечал папа.
– А моя – как солнце, – не сдавалась Даша.
– А моя – как вся Вселенная, – хитро говорил папа.
– А моя – сколько весит Боженька, – вытаскивала самый ценный козырь Даша.
Она всегда выигрывала в этом споре. Папа весело смеялся, чмокал ее в щеку, и Даша счастливая засыпала.
Она любила деревню, где жили ее дедушка с бабушкой. Речку и лес. Это был ее лес. Даша знала там каждую тропинку и каждый куст. Иногда она делала вид, что идет за грибами, а сама перебиралась на небольшой островок, затерявшийся среди болот, ложилась на мох и просто вдыхала чистый лесной воздух. В такие минуты ей хотелось обнять всю землю и заплакать от счастья.
Даша всегда знала, что она волшебница. Ей часто говорили об этом папа и мама. Нет, у нее не было волшебной палочки, и она не превращала карету в тыкву, дело было не в этом. Папа нередко говорил ей, что каждый человек на этой земле – волшебник, только мало, кто об этом знает. Однако, независимо от этого, именно человек – причина всех событий, которые с ним происходят.
– Понимаешь, Дашенька, – говорил он, – знать, что ты волшебник, и быть волшебником – вещи разные. Есть, например, человек, который может хорошо рисовать, но, если он за свою жизнь не нарисует ни одной картины, он никогда не станет художником.
Когда Даша немного подросла, она узнала много других интересных вещей. Ей часто вспоминался случай, который произошел с ней в деревне.
Однажды солнечным летним утром Дарья вышла из дедушкиного дома и присела на завалинку. Солнышко стояло над горизонтом. Оно ласково освещало верхушки деревьев, отчего лес казался сказочно-волшебным.
С того места, где сидела Даша, был виден их незаконченный дом, который папа решил построить по соседству с дедушкиным. Дом был деревянный, с высокой покатой крышей. Шифера на крыше еще не было. Белые, ровно прибитые доски были похожи на огромную лестницу. На самом верху сидел папа. Он улыбался, задумчиво глядя вдаль.
Дарья поднялась и направилась в его сторону.
– Привет, папуль, – окликнула его Даша.
– Привет, – ответил он ласково.
– Можно я к тебе поднимусь?
– Залезай, коль не боишься, – ответил он.
Дарья подошла к длинной лестнице и, ловко перебирая руками, поднялась на сруб. Отец спустился к ней и помог подняться на крышу.
Они сидели на самом верху, тесно прижавшись друг к другу. Сверху открывалась великолепная картина. Петляя между деревьев, вдаль убегала тропинка. Извилистая речка несла свои воды к далекому озеру. Купола старенькой церкви устремлялись в небо. Где-то вдалеке звучала тихая музыка.
Дарья посмотрела вниз на свой участок и задумчиво произнесла.
– Знаешь, папа, а вишни-то мы неправильно посадили. Посмотри, как сверху это хорошо видно.
– Я уже заметил, – ответил папа. – Да и крыжовник не там сидит.
Даша разглядывала деревья внизу. Потом она указала на пруд, вырытый еще в прошлом году, и сказала:
– А вот пруд у нас хорошо получился. Его бы еще до речки продлить.

Воздух был по-утреннему прозрачным. Пение птиц, жужжание насекомых заполняло все вокруг.

Вдруг Дарья увидела большую красивую бабочку, кружившую над ними.
– Папа, смотри какая бабочка! – восхищенно сказала она. – Вот бы такая красавица на руку села. Позови ее, папуль. Я знаю, что у тебя получится.
– А сама почему позвать не хочешь?
– У меня никогда так хорошо не получается, как у тебя. Ну, пожалуйста, папочка.
Отец секунду смотрел на кружащую над ними бабочку. Потом он замер. Даша заметила, как изменилось его лицо. Еще мгновение назад оно было серьезным и сосредоточенным, вдруг оно разгладилось. В глазах появился необычный блеск. Отец широко улыбался. Со стороны могло показаться, что он абсолютно счастлив. Даша почувствовала, как необыкновенно сильная и теплая волна кругами расходится от отца. Эта волна вызывала в ней самые приятные и нежные чувства.
Она увидела, как отец протянул вперед руку. Бабочка, кружившая в вышине, начала медленно опускаться вниз. Вот она уже и совсем рядом. Казалось, что через мгновение она сядет на руку к папе. Но, видно, в последний момент бабочка передумала и, резко взмахнув крыльями, опустилась ему на голову. Она расположилась точно по центру. Ее чудесные крылья были направлены вверх, отчего создавалось впечатление, что у папы на голове маленькая корона.
Еще какое-то время отец сидел с протянутой вперед рукой, потом он медленно опустил ее.
– Что-то не очень у меня сегодня получается, – продолжая улыбаться, заметил он.
– Очень-очень получается, – расхохоталась Даша. – Бабочка у тебя на голове сидит да так здорово устроилась, как будто корону тебе на голову надели.
– Вот проказница, – усмехнулся отец, – а я-то думаю, куда это она подевалась.
– Как ты это делаешь, папочка? Я тоже так хочу научиться, – воскликнула Даша.
– Сделать это несложно, – задумчиво сказал папа. – Помнишь, я тебе рассказывал о том, что все в этом мире есть энергия. Эта энергия есть любовь. Все как бы соткано из любви. Все живое в этом мире способно любовь чувствовать и тянуться к ее источнику. Но только человеку дано быть этим источником. Каждый человек, обратившись внутрь себя, может обнаружить огромное количество этой чудесной энергии. Если человек захочет, он может вынести ее наружу, и тогда все живое к нему потянется. Чем чище у человека мысли, тем больше он этой энергии может наружу выпустить.
На самом деле, Дашенька, ты намного чище и сильнее, чем я. Просто, когда я что-нибудь делаю, я ни секунды не сомневаюсь в том, что у меня это получится. А ты сомнения в себе допускаешь. А бывает так, что терпения тебе не хватает.
– Я хочу попробовать, – задорно воскликнула Даша.
– И задачу к тому же ты неправильно формулируешь, – серьезно сказал отец.
– Это почему же? – удивленно спросила Даша.
– Знаешь, Дашенька, когда люди хотят что-то попробовать, они как бы автоматически неудачу программируют. Ты как будто заявляешь Вселенной: «Я буду стараться, но у меня может не получиться». Ты сомневаешься, и она сомневается. Перестань стараться, просто сделай это. А еще лучше – стань этим.
Даша сидела задумавшись.
– А с чего лучше всего начать, пап? – спросила она.
– Ты, Дашенька, расслабься и установи внутреннюю тишину. Пускай все мысли уйдут. Когда это произойдет, загляни внутрь себя. Для того, чтобы легче было это сделать, вспомни, какие чувства возникают у тебя в душе, когда ты ощущаешь мою или мамину любовь. Вспомни о том, что весь этот мир создан для тебя, что ты вечна и бесконечна. Вспомни о том, что ты есть любовь и абсолютное счастье. И если ты захочешь, этому счастью не будет конца. Когда в тебе родится это прекрасное ощущение, не сопротивляйся ему. Пускай оно заполнит тебя до краев.
Отец говорил тихо и вкрадчиво. Наверное, тон его голоса помог Даше. Она вдруг почувствовала себя очень спокойно и уютно. Мысли ушли. Откуда-то из самой глубины стало приходить радостное ощущение. Сначала оно было едва различимым, но потом становилось все более отчетливым и сильным. Уже через несколько минут Даша поняла, что переполнена этим чувством.
В одно мгновение мир изменился. Дарья заметила, какими сочными красками переливается все вокруг. Все окружающее стало каким-то объемным и резким. Деревья, трава, насекомые, кружащие вокруг, имели собственное свечение. Все вокруг было живым. Это больше не было простым знанием, это стало реальным опытом.
Даша перевела взгляд на дерево, росшее рядом с домом. Ее взгляд остановился на листочке, который слегка колыхался на ветру. Ей никак не удавалось отвести от него взгляд. Каждый раз, когда лист изменял положение, он становился каким-то другим. Нет, лист оставался прежним, но, изменяя угол наклона, он как бы изменял всю картину. Дарья с удивлением заметила, что изменения никогда не повторялись. Она поняла, что этот процесс бесконечен и можно вечно смотреть на этот листок, постоянно наслаждаясь его игрой.
Даша с трудом оторвала взгляд от листка. Она взглянула на свою руку, по которой полз небольшой серый муравей. Дарья смотрела на муравья, открыв рот. Обыкновенный муравей был совершенством. Дарья не понимала, откуда она это знает. Она это просто чувствовала. В этом насекомом все было совершенно: его лапки, тело, подвижная голова. Даша видела, как необычны и прекрасны его движения. Она с удивлением заметила, что вид муравья вызывает в ней неподдельное восхищение и бесконечное чувство любви. Чувство было настолько сильным, что ей захотелось заплакать от счастья.
Дарья подняла глаза. Мир вокруг переливался всеми цветами радуги. «Я люблю тебя», – неожиданно для самой себя мысленно воскликнула Даша. Она и сама не знала, к кому обращается. Она просто посылала свою любовь в эту чудесную бесконечность. Даша почувствовала, как светлая энергия ее души устремилась в синее небо. Она не ожидала ответа. Наверное, поэтому была так несказанно удивлена, услышав самый ласковый голос в мире: «И я люблю тебя!». Вслед за голосом на нее обрушился поток самых нежных чувств, какие только можно себе представить.
Еще секунда и Даша расплакалась бы от счастья в полный голос, но тут она услышала ласковый шепот отца:
– Закрой глазки, доченька.
Даша послушно опустила ресницы.
– Успокойся. Подумай о том, что тебе надо еще в магазин сходить. У нас хлеб кончился.
Даша постепенно начала приходить в себя. Волшебное чувство медленно отпускало ее.
– Дашенька, – снова ласково прошептал папа, – сейчас ты тихонько откроешь глазки. Постарайся держать свои чувства под контролем. Все хорошо. Я рядом с тобой.
У Дарьи было чудесное настроение, поэтому ей было не совсем понятно, о чем пытается предупредить ее папа. Она осторожно открыла глаза. Она чуть не закричала от удивления.
С ног до головы она была облеплена насекомыми. Сплошным ковром на ней сидели бабочки, стрекозы, божьи коровки. По ноге стройными рядами поднимались муравьи. На руке сидели несколько пчел и огромный шершень. На коленке расположилась осиная стая.
– Не делай резких движений, Дашенька, – предупредил папа. – Погладь их всех мысленно и ласково отправь по своим делам.
Даша так и сделала.
Минут через десять с Дашиной руки вспорхнула последняя стрекоза. Теперь на крыше были только они с папой.
– Фу, наконец-то, – облегченно вздохнула Даша.
– Это еще не все, солнышко, – ласково сказал отец. – Глянь-ка вниз.
Даша посмотрела вниз и оторопела. Прямо перед их домом сидел большой бурый медведь. Он то садился, то привставал на задние лапы, удивленно вращая головой во все стороны.
– А он откуда взялся? – воскликнула Даша.
– И не только он, – усмехнулся папа. – Вон те гости, судя по всему, тоже к тебе.
Даша перевела взгляд в том направлении, куда указывал отец. Прямо на огороде топталось небольшое стадо кабанов. Было такое впечатление, что они заблудились и не знают, что делать. Крупный вожак с опаской поглядывал на медведя. Двое бобров выглядывали из-за пригорка. Стая полевых мышей суетливо носилась перед домом.
– Дашенька, отправь-ка ты и их по своим делам, – весело сказал папа. – А то твои гости от моего огорода ничего не оставят.
– Да как же я этих-то отправлю? – удивленно спросила Даша. – Это же не муравьи.
– Точно так же. Разницы никакой, – засмеялся папа.
Когда наконец все звери разошлись, папа лукаво посмотрел на Дашу.
– У меня к тебе просьба, Дашенька. Ты, когда домой пойдешь, пожалуйста, корову дедушкину с моего огорода прогони да попроси дедушку, чтоб он ее привязывал получше, а то она у меня последнюю морковку доедает. А еще котов своих прихвати. Вон двое на срубе сидят, а третий к нам по крыше идет. И Бимку, пса дедушкиного, назад отведи, а то он внизу совсем извелся.
Даша расхохоталась:
– Хорошо, папочка. Скажи только, почему все так получилось?
– Видишь ли, Дашенька, я только одну бабочку подзывал, а ты увлеклась и весь лес пригласила. Любовь – это самая сильная энергия во Вселенной. Только неплохо бы научиться ею управлять. Видишь, около моего дома автомобиль стоит. Он мощный и быстрый. Да только если за руль посадить человека, который им управлять не умеет, он недалеко уедет. Да и в аварию попасть может. И людей погубить.
– Папа, а как этой энергией управлять научиться? – заинтересованно спросила Даша.
– Я, Дашенька, только догадываться могу, – ответил отец. – Любовь – это не только энергия, это чувство. А все чувства в нашей душе находятся. Научишься чувства контролировать, сможешь и этой энергией управлять.
– Скажи, пап, а почему люди не хотят постоянно находиться в таком чудесном состоянии?
– Я думаю, что большинство людей даже не догадываются, что оно существует. А те, кто его испытывал, не знают, как к нему по своей воле вернуться. Долгий это разговор, Дашенька, а у меня перекур закончился. Ты, когда домой пойдешь, подумай о том, что сегодня произошло. Я тебе обещаю, ты многое сама понять сумеешь. Смотри, вон подружки твои возле церкви собрались. Я думаю, у тебя найдется, о чем с ними поговорить.
Даша посмотрела на церковь. Возле нее была свалена большая куча сосновых бревен. Видно, деревенский батюшка собирался построить себе новый дом. На бревнах сидели девочки и о чем-то оживленно беседовали.
Дарья обняла отца за шею, чмокнула его в щеку и стала спускаться с крыши. Она совсем уже было собралась уйти, но, видно, что-то вспомнила и вновь повернулась к отцу.
– Папуль, – весело крикнула она, – последний вопрос. Ведь на мне сидели и стрекозы, и пчелы, и осы, и ни одна из них меня не укусила. Почему?
– Ой, Дашка, – рассмеялся отец, – да в природе ни одно живое существо любовь кусать не станет. Им такое даже в голову не придет.
– Я так и подумала, – улыбнулась Даша.
Она подошла к корове, ласково погладила ее и поманила за собой. Корова бросила есть морковку и послушно пошла за Дашей.

Дня через два они с папой пошли за грибами. Даше нравилось ходить с ним в лес. Она уже привыкла к тому, что папа в какой-то момент говорил ей:

– Смотри внимательно вокруг, здесь такое место, где обязательно должны быть грибы.
Когда она стала постарше, то поняла, если папа так говорит, значит, он уже видит гриб и специально проходит мимо, чтобы именно она его нашла. Но тогда, в детстве, если она находила гриб, ее радости не было предела.
– Спасибо тебе, лес, – неизменно говорил папа, – покажи нам еще грибок.
Даша часто повторяла за ним эту фразу и вскоре настолько привыкла, что это стало ее паролем. Когда она ходила в лес с подружками, то всегда находила самое большое количество грибов.
Сейчас они возвращались из леса с полными корзинами. Папа остановился на берегу речки и присел на землю, прислонившись спиной к высокой сосне. Даша примостилась рядом. Они сидели молча, глядя на сверкающую гладь реки.
– Здорово здесь, папа, – тихо сказала Даша. – Интересно, речка может чувствовать?
– Ты бы хотела это узнать? – загадочно спросил он.
– Да, папа, хотела бы, – ответила Даша, – только, думаю, это вряд ли возможно.
– Как знать, – лукаво ответил папа, – иди ко мне.
Даша поднялась и подошла к нему. Папа посадил ее на колени и прижал спиной к себе.
– Закрой глазки и расслабься, – ласково сказал он.
Даша закрыла глаза. Сначала она ничего не чувствовала, а потом ее стало клонить в сон. Она не заметила, как из одного состояния перешла в другое. Вдруг она почувствовала, что течет вместе с речкой. Нет, она и была этой речкой. Это было непередаваемое чувство. Она была легка и свободна. Даша видела, как внутри нее плавают рыбы, она чувствовала каждое их движение. Она ощущала покатость берегов и прикосновение веток, склонившихся над водой. Она несла свои воды к озеру, ей ужасно хотелось слиться с ним и стать чем-то большим. Это предвкушение вызывало чувство необычайного восторга.
– Ну, как тебе нравиться? – донеслась до нее чья-то мысль.
Даша сразу даже не поняла вопрос. Как же ей может не нравиться, ведь она же речка. Она захотела посмотреть на того, кто задавал ей этот вопрос.
– Где ты? – подумала Даша.
Она вдруг поняла, что может смотреть во все стороны одновременно. Вокруг нее был дивный лес, вверху – синее небо и ласковое солнышко.
– Где ты? – снова повторила она.
– Я прямо над тобой, – услышала Даша. – Я везде.
Она вдруг поняла, что с ней говорит папа и что сейчас папа – это ветер.
– Правильно, Дашенька, – сказал папа.
Даша почувствовала, как он ласково потрепал ее волны. Ей показалось, что нет ничего приятней, чем течь и играть с этим ласковым ветром.
– Есть намного более приятные ощущения, Дашенька, – снова услышала она папин голос, – однако нам пора возвращаться.
В следующее мгновение Даша ощутила, что снова сидит на коленях у отца. Он приподнял ее и поставил на ноги.
– Ты, Дашка, тяжелая стала, – улыбнувшись, сказал он, – всю ногу мне отсидела.
Даша расхохоталась.
– Папочка, мне очень понравилось! Я еще так хочу.
– Нет, Дашенька, – ответил папа, – мы теперь долго так не будем делать, возможно, никогда.
– Почему? – удивленно спросила Даша.
– Потому что смотреть на картину художника, пускай даже очень красивую, – это одно. А вот самому начать рисовать – это другое. Теперь ты знаешь, что стать художником возможно. Если захочешь, ты всегда можешь это повторить. Если у тебя получится, я обязательно к тебе присоединюсь, если нет, значит, это для тебя не очень важно и тебе нужно искать что-то другое.
Они посидели молча, глядя на речку. Вокруг них бегала соседская собака – Герда. Даша некоторое время наблюдала за ней, а потом обратилась к папе:
– Знаешь, папа, я иногда смотрю на нее и думаю: «Ну, собака и собака. Бегает себе хвостом виляет». Иногда она доброй бывает и очень понятливой. Но иногда мне кажется, что она уж чересчур понятлива, прямо как человек. Ты не поверишь, бывает, она на меня так смотрит, будто сказать что-то хочет.
Папа глянул на Герду, бегавшую поблизости.
– Да мало ли что показаться может? – лукаво сказал он. – Правда, Герда?
Та, видно, услышав свое имя, подошла к ним и села напротив. Она переводила свой взгляд с одного на другого, высунув язык и наклонив голову набок.
– Правда, – вдруг сказала она.
Даша не поверила своим ушам. Она подпрыгнула и спряталась у отца за спиной.
– Папа, ты тоже это слышал? – испуганно спросила она. – Мне страшно.
Папа посмотрел на собаку, а потом сказал серьезно:
– Ладно, Ира, хватит пугать ребенка. Ты ее с ума сведешь.
Герда покрутила головой. Потом вскочила и кинулась в лес. Даша проводила ее взглядом. Она опасливо вышла из-за спины отца и присела рядом.
– Ой, какие мы пугливые, – раздался сзади звонкий голос.
Даша обернулась. По лесной тропинке к ним шла мама. Даша вскочила и побежала к ней навстречу.
– Ты не поверишь, мамочка, – быстро заговорила она, – Герда разговаривать умеет.
– Быть такого не может, – улыбнулась мама.
– Правда, мамочка, я сама слышала, и папа слышал, – убежденно сказала Даша.
Она заметила, что родители как-то странно переглянулись.
– Только папа почему-то ее Ирой назвал. – Тут Даша запнулась. – Мама, – неуверенно пробормотала она, – ведь Ирой тебя зовут.
Мама с усмешкой смотрела на папу.
– Почему ты ей не расскажешь? – как-то загадочно спросила она у папы.
– Я думаю, время еще не пришло, – серьезно ответил папа.
– О чем это вы? – подозрительно спросила Даша.
Она удивленно смотрела на родителей. Мама подошла к папе и присела рядом. Даша устроилась между ними.
Мама ласково погладила Дашу по голове и произнесла:
– В жизни, Даша, много чего интересного, но, наверное, папа прав – всему свое время.
Даша хитро посмотрела на маму и спросила:
– Мама, а почему вы не расскажете людям о том, что вы умеете?
– А зачем? – серьезно спросила мама.
– Ну, тогда бы все узнали, что вы – волшебники, и стали бы к жизни относиться иначе. Они бы тоже захотели быть счастливыми.
– На самом деле, все не так просто, – задумчиво сказал папа. – Скажи-ка, Даша, многие дети тебе бы поверили, если бы ты рассказала им о том, что сегодня видела?
– Наверное, немногие, – неуверенно ответила Даша, – но ведь вы могли бы им показать.
– Вот тут бы все проблемы и начались, – вздохнула мама.
– Понимаешь, Даша, – сказал папа, – современные люди убеждены, что они все знают об этом мире. Если бы мы показали им то, что не укладывается в их знание, то это, скорее всего, вызвало бы непонимание. Непонимание рождает страх. Из страха возникает агрессия. А не очень умному человеку всегда хочется уничтожить то, чего он не понимает. И кто знает, сколько времени бы прошло, пока наиболее ретивые захотели бы очистить мир от скверны. Обязательно нашелся бы кто-нибудь, кто назвал бы маму ведьмой, а меня – дьяволом. В лучшем случае нас бы захотели вылечить. А в худшем – уничтожить. Так уже было много раз. Поэтому пускай уж лучше все остается как есть.
– Если бы, Даша, нам захотелось удивлять людей, мы с папой пошли работать в цирк, – сказала мама. – Но мне это не интересно.
– Гораздо интереснее, Дашка, – добавил папа, – постараться ненавязчиво поднять людей на более высокий уровень, показать им, что мир – это великая, божественная загадка. Удивительная тайна. Объяснить людям, что они сами – это великое чудо. Они совершенство, сотворенное совершенным Богом. Каждый из них – это творец, созданный по образу и подобию самого великого Творца. Это и есть настоящая задача для волшебника.
– Мне с вами очень интересно, – искренне сказала Даша. – Я хочу быть такой же, как вы.
– Я тебе, Дашка, одно могу сказать, – ласково сказал папа, – даже если ты никогда не захочешь проявить себя как волшебница, я все равно буду любить тебя больше всех на свете.
– И я, – добавила мама.
– И я – Вас, – сказала юная волшебница и крепко обняла своих родителей.

Александр Бородай
Размещено с разрешения автора




Читайте также:


Как правильно пить воду 

Хорошая вода и еда - основа Вашего здоровья. Очень много информации есть о питании. Многие люди стремятся выбрать здоровые продукты питания. Однако, важность воды для жизни человека  огромна!



Мебель для маленькой кухни 

Кухню небольших размеров обставить, конечно, сложно, но возможно. При этом пространство может быть увеличено, как и функциональность помещения. Для этого вам нужно выбирать мебель небольших размеров.



Детская коляска для новорожденного. Как выбрать? 

Покупка коляски  - это важная задача  молодых родителей. К выбору коляски для ребенка нужно отнестись очень серьезно.



Рекомендации по самостоятельной обивке мебели 

Если Ваша мебель старая и потрепанная, Вы можете либо купить новую мягкую мебель или отремонтировать старую мебель своими руками. В этой статье мы расскажем как самостоятельно обновить свой диван или кресло.





Добавил: Admin 
Теги:
Родителям


   Статьи | Статьи наших партнеров